InoPressa. "Хиросима сделала холодную войну практически неизбежной"

06.08.2015 15:00

InoPressa. "Хиросима сделала холодную войну практически неизбежной"

70-летие атомной бомбардировки Хиросимы - повод возобновить исторические дискуссии и вновь выслушать переживших трагедию. "Вступление СССР в войну с Японией 8 августа стало для Токио еще большим шоком, чем бомбардировка Хиросимы", - утверждает один историк. "Если Трумэн намеревался запугать Сталина, ему это не удалось", - пишет другой.

70-летие атомной бомбардировки Хиросимы - повод возобновить исторические дискуссии и вновь выслушать переживших трагедию. "Вступление СССР в войну с Японией 8 августа стало для Токио еще большим шоком, чем бомбардировка Хиросимы", - утверждает историк Грегг Херкен. "Если Трумэн намеревался запугать Сталина, ему это не удалось", - пишет , но "атомный шантаж превратил сотрудничество супердержав в отдаленную перспективу".

"Спасла ли Хиросима Японию от советской оккупации?" - так озаглавлена статья бывшего научного сотрудника Woodrow Wilson International Center for Scholars Сергея Радченко в Foreign Policy. Изложив "приблизительный план захвата японского острова Хоккайдо, разработанный командующим советским Тихоокеанским флотом адмиралом Юмашевым в конце Второй мировой", автор поясняет: "Захват острова превратил бы обширное Охотское море в "советское озеро" и облегчил обеспечение присутствия советского ВМФ в Тихом океане". "Подробные советские оперативные планы, впервые полностью опубликованные в среду Woodrow Wilson International Center for Scholars в переводе на английский, показывают, что все было готово для быстрой оккупации - не хватало только окончательного сигнала от Сталина", - говорится в статье.

Хотя всего за несколько месяцев до этого США не исключали возможность дать добро на советскую оккупацию Хоккайдо и даже части Хонсю, Хиросима очевидно полностью изменила ситуацию в глазах Трумэна, рассуждает Радченко. "Обладание мощным новым оружием придало Трумэну уверенности, чтобы ставить Сталину новые условия", - пишет он.

"За два дня до запланированной на 24 августа высадки на Хоккайдо Сталин отменил операцию", - говорится в статье. Почему он отказался от возможности создать "Японскую народно-демократическую республику" по образцу Северной Кореи?

Очевидно предположить, что Сталин был напуган демонстрацией американской военной мощи в Хиросиме 6 августа 1945 года и в Нагасаки тремя днями позже, пишет ученый, но указывает: "Хиросима и Нагасаки в меньшей степени шокировали Сталина, чем можно предположить".

Несколько недель спустя министр иностранных дел СССР Вячеслав Молотов жестко воспрепятствовал американским претензиям на влияние в Румынии и Болгарии и даже потребовал базы в Средиземноморье, пишет автор. Тогдашний госсекретарь США Джеймс Бёрнс "прибег к оружию атомного шантажа", но Молотов остался непреклонен.

По мнению Радченко, "даже такой циничный реалист, как Сталин, хотел не столько геополитических завоеваний, сколько признания США его сферы интересов". "Хоккайдо не был частью Ялтинского соглашения", а "Сталин знал, что, нарушив это соглашение, он рисковал поставить под угрозу советские завоевания на Дальнем Востоке, в том числе обладание Южным Сахалином и Курилами".

"Давно существует спор между историками, которые утверждают, что атомная бомбардировка Японии была "военной необходимостью", и их оппонентами, которые считают, что она послужила средством запугивания СССР. 70 лет спустя данные позволяют предположить: даже если Трумэн намеревался запугать Сталина, ему это не удалось. Отступление Сталина по Хоккайдо было серьезной уступкой, сделанной вопреки Хиросиме, считает Радченко.

"Хотя не бомба заставила Сталина отступиться от Хоккайдо, подразумевавшаяся угроза превратила сотрудничество супердержав в отдаленную перспективу. Таким образом, Хиросима сделала холодную войну практически неизбежной", - заключает автор.

70-летие атомной бомбардировки Хиросимы - шанс развеять пять широко распространенных мифов, пишет в The Washington Post Грегг Херкен, почетный профессор истории дипломатии Калифорнийского университета.

Миф первый: бомба положила конец Второй мировой войне, так как принудила Японию к капитуляции. Но по протоколам заседаний японского правительства видно, что все было сложнее. По-видимому, вступление СССР в войну с Японией 8 августа стало для Токио еще большим шоком, чем атомная бомбардировка Хиросимы. И бомбардировка Хиросимы, и натиск СССР, а также атомная бомбардировка Нагасаки стали решающими доводами в пользу капитуляции, пишет автор.

Миф второй: "атомная бомба спасла жизнь 500 тыс. американцев". Автор приводит данные, согласно которым потери США в случае вторжения в Японию могли составить 193 тыс. человек, из них 40 тыс. убитыми.

Миф третий: вторжение в Японию было единственной альтернативой атомной бомбе. Автор пишет, что рассматривались такие варианты действий, как продолжение обычных бомбардировок и морская блокада Японии, а также еще два варианта: 1) пригласить наблюдателей из Японии и других стран и устроить демонстрационный взрыв атомной бомбы на необитаемом острове или в пустыне; 2) согласиться на капитуляцию Японии, приняв ее оговорку, чтобы с императором Хирохито не обошлись как с военным преступником.

Миф четвертый: перед бомбардировкой японцев предупредили. "Конкретных предупреждений городам, выбранным для применения атомной бомбы, никогда не было", пишет Харкен: США опасались, что японцы собьют самолеты с атомными бомбами.

"Миф пятый: момент для бомбардировки был выбран, чтобы завоевать преимущество над Россией в дипломатии. Историки-ревизионисты утверждают: американские политики надеялись с помощью бомбы завершить войну с Японией прежде, чем СССР обретет значительную роль в послевоенных договоренностях о мире. На деле момент для атомных бомбардировок был выбран на основании планов военных, считает автор.

Министр США по делам войны Генри Стимсон и госсекретарь США Джеймс Бёрнс действительно надеялись, что атомная бомба станет "козырем" в отношениях с СССР, но в сентябре 1945 года Бёрнс жаловался, что советские представители "упрямы, своевольны и ничего не пугаются", говорится в статье.

Корреспондент El Pais Макарена Видаль Лий, описывая церемонию по случаю 70-летия атомной бомбардировки Хиросимы, приводит слова мэра Хиросимы Касуми Мацуи: "Чтобы сосуществовать, мы должны уничтожить абсолютное зло и полную бесчеловечность, воплощенные в ядерном оружии". "Необходимо, чтобы мы пропагандировали на всей планете путь к подлинному миру, о котором возвестил пацифизм японской конституции", - подчеркнул мэр.

Упомянув о пацифизме, закрепленном в 9-й статье конституции, мэр затронул щекотливую для японского общественного мнения тему, говорится в статье. Премьер-министр Абэ хочет провести через парламент серию законов, которые впервые разрешат Японии участвовать в войсковых миссиях за границей с целью помощи союзникам, но критики видят в этом нарушение конституции, приближающее Японию к участию в конфликтах.

Большинство "хибакуся" - тех, кто уцелел после атомных бомбардировок Японии, - против новой интерпретации конституции, сообщает журналистка.

"70 лет назад США сбросили атомную бомбу на японский город Хиросиму. Она почти мгновенно сровняла с землей почти весь город и убила не менее 140 тыс. человек", - напоминает Ишаан Тхарур в The Washington Post. Тем не менее, выжившие остались. Вот свидетельства некоторых из них.

Акико Такакура, 20-летняя в день катастрофы, оказалась рядом с эпицентром взрыва. "В тот момент мне показалось, что вся Хиросима полностью покрыта только тремя цветами. Помню красный, черный и коричневый, и больше ничего, - рассказала женщина. - Многих прохожих убило почти мгновенно. Кончики мертвых пальцев загорались, и огонь постепенно распространялся по каждому из мертвых тел, начиная с пальцев. По рукам текла светло-серая жидкость, прожигавшая пальцы".

"Множество людей тогда в одночасье потеряли самых близких", - пишет корреспондент, рассказывая об Эйко Таока, которой был тогда 21 год. Она ехала в трамвае, держа на руках годовалого сына. Он не пережил этого дня. "Думаю, его головку проткнули куски стекла. Его лицо было залито кровью, которая текла с головы, но он смотрел мне в лицо и улыбался. Его улыбка навсегда запечатлелась в моей памяти", - говорит она.

6 августа 1945 года Синдзи Микамо чинил крышу в доме у отца, когда всего в 1500 ярдах от него произошла яркая вспышка, повествует журналист The Wall Street Journal Джо Лория. Жар оплавил кожу Микамо, он едва мог открыть глаза.

Спустя три месяца Микамо выписался из импровизированного госпиталя и вернулся на место, где раньше стоял дом. Копаясь в обломках, он увидел другую вспышку - отблеск солнечных лучей на серебряных карманных часах своего отца. Взрывная волна сорвала с часов стрелки. Но жар взрыва выжег на циферблате все еще заметные тени этих стрелок, которые показывали 8:15.

Синдзи Микамо подарил эту реликвию Мемориальному музею мира в Хиросиме, а в 1985 году разрешил музею предоставить часы для постоянной выставки о Хиросиме и Нагасаки в штаб-квартире ООН в Нью-Йорке. В экспозицию также входили оплавленные монеты, разорванная школьная форма, слипшиеся консервные банки.

В мае 1989 года, приехав учиться в США, дочь Синдзи Микамо - Акико отправилась в штаб-квартиру ООН. Когда она сказала гиду, что пришла посмотреть на часы своего деда, он ответил: "О, это самый знаменитый экспонат". Но Акико обнаружила, что часы из витрины исчезли - осталась только табличка с пояснением. В тот же день администрация ООН заявила ей, что часы украдены.

Семья и японские власти получили из ООН письмо с извинениями. Акико сказала, что была бы рада возобновлению расследования в ООН, но главное для нее, чтобы мир узнал историю этих часов и ее семьи - историю выживания и прощения в Хиросиме, передает корреспондент.

Перевод InoPressa

 

Источник новости: NEWSru.ua

Лента новостей

Оставить комментарий

comments powered by Disqus