InoPressa. Сделка с Ираном: аргументы Обамы, ставки Путина

16.07.2015 17:00

InoPressa. Сделка с Ираном: аргументы Обамы, ставки Путина

Почему Россия способствовала подписанию ядерной сделки, ведь возвращение Ирана на мировой рынок нефти бьёт по карману Кремля? Путин рассчитывает компенсировать убытки за счет открытого иранского рынка? Или от саботажа предостерег Китай? Американского президента пресса обвиняет в "дипломатии уступок", публикуя интервью с Обамой.

Почему Россия способствовала подписанию ядерного соглашения, ведь возвращение Ирана на мировой рынок нефти бьет по карману Кремля? Путин рассчитывает компенсировать убытки за счет открывающегося иранского рынка? Или от саботажа предостерег Китай? Американского президента WSJ обвиняет в "дипломатии уступок". NYT публикует интервью с Обамой, замечая, что он не поделился никакими "задними мыслями" о соглашении.

"Для человека, часто изображаемого на Западе хорохорящимся, агрессивным лидером государства-отступника, которое нужно сдерживать и изолировать, президент Путин успешно провел последние несколько дней: он утверждал себя в центре международной дипломатии и даже получил неожиданную похвалу от президента Обамы за помощь в заключении знакового соглашения по ограничению иранской ядерной программы", - пишет The New York Times.

Хотя его позиция по Украине не изменилась, "Путин умело держался на мировой арене, принимая продуманные дипломатические решения, подрывающие попытки Запада представить его как злодея", сочли эксперты.

Некоторые аналитики задаются вопросом, почему Россия с такой готовностью способствовала подписанию соглашения, ведь возвращение Ирана на мировой рынок нефти может повредить российской экономике, пишет издание.

По словам Павла Баева из Peace Research Institute (Осло), в определенные моменты в ходе длительных переговоров Россия, как ему представляется, "стремилась усложнить ситуацию", например заявляя о строительстве ядерных реакторов в Иране и поставках С-300, несмотря на санкции. "Однако на последнем, решающем этапе переговоров Москва воздержалась от вредоносных действий", - сказал Баев, по мнению которого "за этим самоограничением стоит влияние Китая, который хотел, чтобы сделка была завершена, и внушил России нежелательность какого-либо саботажа".

"Расчет Путина, возможно, таков, - комментируют авторы статьи: - польза от улучшения экономических связей с Китаем, в том числе от наращивания продаж ему нефти и газа, будет гораздо больше, чем вред от возвращения Ирана на рынок энергоносителей".

Аналитики предсказывают дальнейшее падение цены на нефть в связи с появлением на рынке иранской нефти в объеме от 500 тыс. до 1 млн баррелей в день, - возможно, ниже 45 долларов, пишет Анна Зафесова в La Stampa. "Это крайне неблагоприятно для бюджета Кремля. Но ведутся и другие расчеты в ожидании отмены эмбарго на поставки оружия аятоллам. Так, Иран должен реактивировать свои устаревшие скважины, а значит, потребуются трубы и буры - до введения санкций трубный завод на Волге обеспечивал 40% иранского рынка. Потребуются железнодорожные пути, чтобы транспортировать нефть, и глава РЖД Владимир Якунин уже подготовил проекты по электрификации иранской сети", - сообщает автор.

"Следующий пункт - газ: несмотря на то, что положение Ирана как потенциального второго в мире производителя газа идет вразрез с интересами первого производителя, России, сначала потребуются газопроводы, и российская Объединенная двигателестроительная корпорация рассчитывает получить четверть иранского рынка со своими насосами и турбинами", - говорится в статье. Кроме того, после Бушерской АЭС Россия готовится построить в Иране еще восемь атомных реакторов.

Альянс, родившийся благодаря логике "враг врага - это почти что друг" и укрепившийся под воздействием различных российских промышленных лобби, теперь может стать основой для новой политики. Полей для сотрудничества достаточно, и русские готовятся играть на всех - еще и потому, что новая холодная война и экономический кризис придают жизненно важное значение новым рынкам, включая рынки "врага врагов", отмечает Зафесова.

The Wall Street Journal публикует редакционную статью под заголовком "Неправильный выбор Обамы по Ирану".

Вокруг ядерного соглашения президента Обамы с Ираном ведутся ожесточенные дебаты, и в среду он провел пресс-конференцию, чтобы заявить, что 99% мирового сообщества с ним согласно. "Здесь на самом деле есть только две альтернативы. Либо проблема получения Ираном ядерного оружия решается дипломатически, посредством переговоров, либо она решается силой, с помощью войны. Таковы альтернативы", - заявил Обама.

Издание спорит с президентом США: "Обама знает, что всегда существовала альтернатива его дипломатии уступок - она называется силовой дипломатией".

Силовая дипломатия - это демонстрация непреклонности, когда противник под давлением приходит к выводу, что он вынужден сделать больше уступок, говорится в статье. "Именно такую дипломатию применял Рональд Рейган по отношению к Советам, отказавшись уступать в вопросе по ПРО на саммите в Рейкьявике в 1986 году, несмотря на давление 99% мирового сообщества. И Советы вскоре вернулись за стол переговоров", - напоминает издание.

"Обама тоже мог бы оказать давление на Иран на других фронтах, как делал Рейган по отношению к СССР", - считают журналисты, указывая на возможность вооружения противников режима Асада в Сирии и поддержки резолюции ООН, вводящей эмбарго на поставки оружия "Хезболле".

"Он должен был увеличить давление по всем фронтам в поддержку переговоров и добиться лучшего соглашения", - заключает издание.

"Через несколько часов после заключения соглашения с Ираном об отмене нефтяных и финансовых санкций в ответ на ограничение его ядерного потенциала президент Обама не открывает никаких задних мыслей относительно заключенной им сделки", - отмечает журналист The New York Times Томас Л.Фридман, взявший у американского лидера 45-минутное интервью.

"Мы не оценивает эту сделку с точки зрения того, изменит ли она режим внутри Ирана, - сказал президент. - Мы не оцениваем эту сделку с точки зрения того, решаем ли мы каждую проблему, которая восходит к Ирану, устраняем ли мы все его злонамеренные действия в мире. Мы оцениваем эту сделку (...) с точки зрения того, что Иран не может получить ядерное оружие".

Обама отметил, что его подход основан на той же стратегической логике, которой руководствовались президенты Ричард Никсон и Рональд Рейган в своих отношениях с Советским Союзом и Китаем, отмечает Фридман.

"Знаете, я во многом не согласен с Рональдом Рейганом, но чем я в нем всецело восхищаюсь - это его признание, что если ты можешь заключить соглашение, которое [было достигнуто] с Империей зла, упрямо добивавшейся нашего разрушения и являвшейся гораздо более серьезной экзистенциальной угрозой для нас, чем Иран когда-либо станет, то стоит это сделать", - сказал Обама.

"...Мы бы не достигли бы этого соглашения, если бы не готовность России поддержать нас и других членов Группы "5+1" в стремлении настоять на сильной сделке", - признал Обама.

Перевод InoPressa

 

Источник новости: NEWSru.ua

Лента новостей

Оставить комментарий

comments powered by Disqus