InoPressa. Террор исламистов - одна из немногих констант, сближающих Москву и Вашингтон

28.09.2015 17:00

InoPressa. Террор исламистов - одна из немногих констант, сближающих Москву и Вашингтон

Путин жаждет могущества, хочет на равных вести дела с США, утереть нос европейцам и быть ведущим игроком на Ближнем Востоке, как в советские времена, пишут СМИ в преддверии его выступления на Генассамблее ООН и встречи с Обамой.

Путин жаждет могущества, хочет на равных вести дела с США, утереть нос европейцам и быть ведущим игроком на Ближнем Востоке, как в советские времена, пишут СМИ в преддверии его выступления на ГА ООН и встречи с Обамой. Если Путин сумеет убедить Обаму поддержать российский план по борьбе с ИГИЛ в Сирии, это станет его величайшим триумфом. Кремль пользуется "ошибочной стратегией" Белого дома в Сирии, сетует Джон Болтон.

Каким бы неприятным ни находил это Обама, у президента США нет другого выбора, кроме как сотрудничать с президентом Владимиром Путиным, если сирийскому кризису надо положить конец, пишет редакция The New York Times в связи с предстоящей сегодня встречей двух лидеров в Нью-Йорке.

Ни Обама, ни Путин не стоят на твердой почве, считают авторы статьи. Американские усилия по подготовке умеренных сирийцев с треском провалились, и становится все яснее, что "Исламскому государству" (запрещенному в РФ. - Прим. ред.) невозможно эффективно противостоять без политического урегулирования в Сирии между режимом Асада и оппозицией, так что не исключено, что подопечный Путина временно останется у власти.

"Путин, возможно, и в самом деле хочет только оказаться в центре внимания. Но самый надежный способ для Обамы выяснить что к чему - побеседовать с ним и посмотреть, могут ли Россия и Америка что-то сделать вместе в Сирии. В этом нет ничего унизительного", - говорится в статье.

Редакционный комментарий The Washington Times озаглавлен "Маленькая победа Путина".

Прижатый к стене, Путин пытается вывернуться из глубокого кризиса. Сочетание падающих цен на нефть и газ, западных санкций, наложенных в наказание за агрессию на Украине, и напряжения из-за приближающихся выборов станет болезненным испытанием для этого советизировавшегося режима, отмечает редакция.

"Россия добилась прогресса в переоснащении своих военных, но отправка российских экспедиционных сил в Сирию - это чудовищная авантюра", - говорится в статье. Режим Асада доживает последние дни, полагает редакция, и, возможно, Путин создает средиземноморский анклав для его алавитского меньшинства.

"Администрация Обамы оказалась в неловком - можно даже сказать, унизительном - положении, когда израильский премьер Биньямин Нетаньяху отправился в Москву, чтобы исключить риски конфликта с российскими войсками, размещенными недавно в Сирии", - пишет издание.

"Путин говорит, что его протеже [Асад] готов рассмотреть коалицию с лидерами сирийской оппозиции, хотя надо еще выслушать Иран - опору асадовского режима. Чтобы добиться таких переговоров, могут потребоваться месяцы, а значит, и эту грязь придется подчищать новому президенту. Наследие Барака Обамы все растет", - резюмируют авторы.

Накануне встречи с Обамой Путин переключился в другой режим риторики - со "злого полицейского" на "доброго полицейского", замечает обозреватель The Daily Beast Бен Ниммо, анализируя интервью Путина на CBS.

Судя по этому интервью, Путин будет ждать от Обамы "открытости в признании того, что курс США в Сирии провалился, Башар Асад - единственный участник сирийских событий, способный разгромить терроризм, а лучшее, что могут сделать США, - это прекратить бойкот России и присоединиться к ней в борьбе с ИГИЛ".

Чтобы изобличить изъяны в плане Путина, Обама должен произнести "всего четыре слова: Иран, география, газ и Украина", советует Ниммо.

"Путин сказал Роузу, что лично говорил с королями Иордании и Саудовской Аравии, а также с президентом Турции. Но, чтобы привлечь их в военный альянс, где также состоят Асад и Иран, потребуется искусная дипломатия на грани чуда", - говорится в статье.

Под "географией" автор имеет в виду вопрос, одобрят ли Турция и Иордания масштабные действия международной коалиции прямо на своих границах. "США вряд ли санкционируют новые удары по умеренной оппозиции, а их союзники-курды, скорее всего, не обрадуются перспективе того, что в их городах начнут сражаться проасадовские наземные войска", - пишет Ниммо.

Вдобавок западные страны не станут рисковать своими наземными войсками в Сирии. "Может, Россия пришлет свои наземные войска и попросит США и Саудовскую Аравию об интенсивной поддержке с воздуха? Маловероятно, но это ключевой вопрос", - говорится в статье.

"Одна из принципиальных недомолвок в путинской версии событий - в какой мере Асад, а не ИГИЛ, подогрел и конфликт, и кризис с беженцами, неразборчиво применяя против мирных граждан ядовитые газы, импровизированные "бочковые бомбы" и авиацию", - указывает автор.

Наконец, не решена проблема на Украине, отмечает Ниммо: "Россия пока не проявила намерений урегулировать кризис, не говоря уж о возврате Крыма. Если Запад тихонько забудет то, что Путин там натворил, это станет крайне негативным сигналом для всех соседей России, которые страшатся обновленной агрессии Москвы".

Путин приедет в Нью-Йорк с надеждой много услышать о Сирии и ровно ничего - об Украине. "Развеять его надежды - это в интересах Запада в целом", - говорится в статье.

Сильви Кауффманн, обозреватель Le Monde, начинает с "русского анекдота конца лета": "Молодой российский солдат звонит матери и говорит, что он выполняет миссию и она такая секретная, что он даже не мог попрощаться перед отъездом. "Ой, Коля! - восклицает мать. - Береги себя! Это так опасно - Донецк!" -" Не волнуйся, мама, - отвечает Коля: - я уже в Дамаске".

Российское военное присутствие в Сирии теперь ни для кого не секрет, утверждает журналистка. Развертывание сил началось в конце августа, и "зеленые человечки", как и в Крыму в 2014 году, привели в бешенство западные разведслужбы.

Развертывание российских сил в Сирии следует назвать "историческим", пишет Кауффманн: Путин предпринял шаг, изменивший дипломатическую ситуацию. На сегодняшний день Россия является единственной державой, которая имеет в Сирии собственную военно-морскую базу, укрепленную базу ВВС с прибывшими самолетами и вертолетами, а также танки Т-90 и экспедиционный корпус. Каким бы ни было развитие ситуации с гражданской войной в этой стране, никакое урегулирование не может обойтись без участия Москвы.

Вашингтон уже согласился начать военный диалог с Москвой на уровне министров обороны. "А в четверг подоспела и вишенка для торта: 28 сентября ожидается встреча Обамы и Путина в рамках ГА ООН. Иными словами, Владимир Путин может сделать ручкой своему статусу парии", - пишет журналистка.

При этом как бы случайно на украинском фронте наблюдается затишье, продолжает Кауффманн. Чего добивается Путин? Запад теряется в догадках. "Самый очевидный ответ может содержаться в одном слове: господство. Становясь участницей сирийской игры, Россия позиционирует себя как мировая держава. Пребывающая в изоляции по причине санкций, ослабленная падением цен на нефть и рецессией, но продолжающая обладать огромным военным потенциалом, который она модернизировала, не жалея усилий, она может вести себя на равных с США, утереть нос западным странам и оставаться непременным действующим лицом на Ближнем Востоке. Как в старые добрые советские времена", - заключает журналистка.

По мнению бывшего представителя США в ООН Джона Болтона, Путин может навязать президенту Обаме свои интересы, пользуясь отсутствием у Белого дома внешнеполитической стратегии и вакуумом, образовавшимся после ухода США с Ближнего Востока. Болтон дал интервью итальянской La Repubblica.

"Было бы лучше, если бы саммит Обама-Путин не закончился ничем конкретным", - говорит Джон Болтон.

"Уже понятно, что Кремль пытается вернуть России роль великой мировой державы. И на Ближнем Востоке в этом плане существует единственная возможность: Москва практически отсутствовала в регионе с тех пор, как Садат выдворил из Египта русских военных советников, но нынешний "вакуум" Обамы позволяет ей обосноваться в Сирии и выступать в роли привилегированного собеседника", - говорит Болтон.

Отвечая на вопрос, не способствовал ли сам Запад возникновению хаоса и исламского экстремизма в странах, где были свергнуты старые авторитарные режимы, Джон Болтон говорит: "Следует рассматривать каждый случай в отдельности: в Египте не следовало избавляться от Хосни Мубарака, но оказание военной поддержки в борьбе против Каддафи было правильным, поскольку Триполи готовил новую террористическую кампанию, наподобие взрыва самолета PanAm в небе над Шотландией".

Путин и Обама в Нью-Йорке будут говорить об Украине. "Путин попытается получить какие-то скидки по санкциям, - уверен Болотон. - Я вижу единственный вариант, чтобы противостоять Москве: поставлять оружие украинцам и обеспечивать их военную подготовку, как это было в прежние времена в Афганистане. Русские должны заплатить высокую цену за вторжение".

Суть плана Путина, который он должен представить в понедельник в ООН, - создание международной коалиции для борьбы с ИГИЛ и участие в этой коалиции войск Башара Асада. Задолго до того, как была назначена дата переговоров с Обамой, Путин вплотную занимался реализацией начальных этапов своего плана, пишет корреспондент Time Саймон Шустер, упоминая о введении российской военной техники и вооруженных сил в Сирию. Журналист также отмечает российские дипломатические усилия, которые привели к изменению позиции по Асаду его самых ярых противников в регионе - турецкого премьера Эрдогана и израильского премьера Нетаньяху.

"Если Путин сможет убедить поддержать его предложение и Обаму, это станет одним из величайших дипломатических триумфов за все 15 лет его нахождения у власти. Роль России как вершителя судеб на Ближнем Востоке станет более заметной, а ее дипломатическая изоляция из-за военного вторжения в Крым значительно ослабеет", - рассуждает Шустер.

На этом фоне не вызывает удивления, что Путин сделал по отношению к Западу ряд примирительных жестов. Шустер указывает на затишье на Донбассе, заключение сделки на поставки газа на Украину, возвращение на родину эстонского сотрудника спецслужб Эстона Кохвера и даже звонок Путина Элтону Джону.

"Всех этих оливковых веточек будет недостаточно для устранения продолжающейся два года враждебности между США и Россией, но они могут помешать Обаме с ходу отвергнуть путинское предложение по Сирии", - пишет Шустер. Чтобы отклонить путинский план, президенту США нужно иметь собственный, "однако, поскольку российские силы уже находятся на местах, в рамках любого плана все равно придется иметь дело с Путиным - либо как с партнером, либо как с противником".

В 2012 году президент Обама отправлял советника по безопасности Тома Донилона в Москву, чтобы тот передал послание только что избранному президенту Владимиру Путину, пишет в Sueddeutsche Zeitung Николас Рихтер. Обама "желал продолжать сотрудничество, налаженное с предшественником Путина Дмитрием Медведевым, - так называемую "перезагрузку". Но едва посланник Обамы сел рядом с Путиным, как сразу же почувствовал веяние нового, холодного ветра. Путин, как позднее написала The New York Times, начал беседу с провокационной фразы: "Ну и когда вы начнете бомбить Сирию?"

После американского вторжения в Ирак в 2003 году и западной интервенции в Ливию в 2011-м Путин был убежден, что и на этот раз Вашингтон вмешается и посадит в стране правительство, выгодное ему. Путин дал ясно понять, насколько он не доверяет США, кто бы ни стоял во главе - президент войны Джордж Буш или лауреат Нобелевской премии мира Обама, говорится в статье. С тех пор двусторонние отношения ухудшились практически до уровня холодной войны, чему способствовали скандал с разоблачителем Эдвардом Сноуденом, российская аннексия Крыма и едва замаскированная интервенция Путина на востоке Украины, отмечает автор.

Между тем в сирийском конфликте Рихтер усматривает "потенциал для того, чтобы вновь посадить обоих лидеров за стол переговоров". В этот понедельник состоится встреча Обамы и Путина в Нью-Йорке, и они могли бы договориться, считает автор.

Компромисс мог бы выглядеть так: "Асад остается в своей должности на переходный период, а затем пропадает в российской ссылке. Его режим частично остается у власти для того, чтобы сохранить последние остатки госуправления, так как пример Ирака научил, что роспуск армии может обернуться большими проблемами". Даже западные дипломаты допускают, что в этом пункте Путин может быть прав. Тем временем США и Россия начнут совместную борьбу с ИГИЛ. Борьба против исламистов и их террора - это одна из немногих констант, которые объединяют Москву и Вашингтон".

Перевод InoPressa

 

Источник новости: NEWSru.ua

Лента новостей

Оставить комментарий

comments powered by Disqus