30 ноября. Обзор прессы. Вторая годовщина Майдана

30.11.2015 13:00

30 ноября. Обзор прессы. Вторая годовщина Майдана

В выходные страна отметила вторую годовщину Майдана. Не обошлось без протестов: некоторые активисты дважды атаковали ограждения на улице Героев Небесной сотни и самом Майдане, высказывая недовольство властью, а проведение концерта, посвященного Майдану, заблокировали, превратив его в вече.

В выходные страна отметила вторую годовщину Майдана. Не обошлось без протестов: некоторые активисты дважды атаковали ограждения на улице Героев Небесной сотни и самом Майдане, высказывая недовольство властью, а проведение концерта, посвященного Майдану, заблокировали, превратив его в вече.

Памятные мероприятия начались с утренней панихиды по героям Небесной сотни, на которую приехали президент Петр Порошенко с женой и некоторые политики. Люди, которые пришли на Майдан после 11:00, оказались по ту сторону забора, которым оградили центральную часть площади для проведения мероприятий. Не долго думая, народ начал штурмовать забор. На помощь двум десяткам правоохранителей спешно примчался отряд подкрепления, после чего в рядах активистов, состоявших в основном из пенсионеров, градус напряжения снизился.

"Да не надо их атаковать, это хорошие хлопцы, не "Беркут", - крикнул кто-то в толпе. Спустя час-полтора неудавшийся штурм прекратился, а возле фотографий погибших героев народ начал возлагать цветы и ставить лампадки. "Вот купила с пенсии огромный букет астр, оставляю по одной возле фотографий. Царство небесное мальчикам, - рассказала нам киевлянка Валентина Аксенова. Одной рукой она возлагала цветы, а другой - придерживала зонтик. - Видите, даже небо по ним плачет - такой ливень пустился". На самом Майдане в это время устанавливали сцену для проведения концерта.

Ближе к 16:00 на Майдане начали собираться активисты, которые митинговали здесь в 2013-2014. "Я приехал из Стрыя Львовской области, оттуда нас в позапрошлом году было 60 человек, - говорит активист Михаил Сынив. - Приехал, чтобы пройтись по тем местам, где мы боролись за свободу. Я, кстати, жил в одной палатке с Сергеем Нигояном (первый расстрелянный на Майдане). Поразило то, что он знал наизусть много стихов Шевченко, светлый человек был. Помню, что жена отговаривала меня ехать на Майдан. А я ей сказал, что люблю одинаково сильно и ее, и другую "женщину" - Украину, так что надо ехать. Сейчас хочется, чтобы уже в Украине Майданов не было, хочется стабильности".

Другие активисты начали раскачивать и ломать ограждение Майдана, требуя отменить начавшийся концерт, - поясняя, что в такой день неуместно петь. Под натиском нескольких десятков человек забор пал, активисты взобрались на сцену, отобрали у ведущих микрофон, потребовали от властей отчета перед народом и в итоге начали проводить вече.

Большинство активистов пришли не для того, чтобы участвовать в каком-либо из митингов, а чтобы встретиться с теми, с кем жили в одних палатках. "Побратимы, соберемся возле нашей палатки - там, где она стояла", - звал по телефону один из активистов своих товарищей. У сцены собрались афганцы: "Я жалею, что не поехали мы с вами в Крым. Там надо было дать мощный отпор, а не оставлять россиянам наши боевые части и самолеты", - с горечью сказал нам суровый мужчина с сединой на висках.

В Одессе с утра на зданиях вывесили государственные флаги и возложили цветы к памятнику Тарасу Шевченко. Глава ОГА Михаил Саакашвили и мэр Геннадий Труханов мероприятие проигнорировали. Вечером одесситы собрались в сквере "Небесной сотни", где за несколько дней до годовщины Майдана вандалы сломали около сотни деревьев. Там зажгли 1100 свечей в память о погибших во время Революции достоинства и свободы. На традиционном месте встречи активистов у памятника Дюку около пятисот одесситов развернули гигантский флаг Украины и приняли участие в общей молитве. Тут же обустроили сцену, с которой выступали нынешние чиновники, бывшие лидеры Евромайдана и музыканты.

А вот первое лицо Харьковской области Игорь Райнин годовщину Евромайдана не проигнорировал и пришел вместе со своей свитой, а также представителями силовых структур и духовенства к памятнику Шевченко. Губернатор принял участие в возложении цветов и сказал, что в Харькове никогда не забудут участников Революции достоинства. Вечером впервые за долгое время около 300 местных патриотов провели вече. Вспомнили события двухлетней давности, почтили память погибших на Донбассе и решили, что воскресные вече нужно снова делать постоянными...

В Днепропетровске чиновники, депутаты и участники боевых действий собрались с красными розами у памятного знака "Небесной сотни". Несколько сотен людей почтили погибших минутой молчания и выпустили в небо белых голубей. "Это особенный день, который навсегда должен остаться в сердце. Хорошо, что собралось столько молодежи, ведь люди должны помнить о тех, кто отдал свою жизнь за Украину", - сказал военный Дмитрий Руденко. Поток людей на Аллее Героев не прекращался весь день - люди шли семьями, несли цветы и флаги, вспоминали о погибших. Масштабные мероприятия прошли и в Березноватовке - на родине первого погибшего на Майдане Сергея Нигояна. Дети пели и читали стихи, танцевали в национальных нарядах. А на большом украинском флаге все присутствующие оставили для воинов в зоне боевых действий пожелания мира и единства, подытожив их общей надписью "Солонянщина за единую Украину!", пишет Игорь Серов в статье "Как Украина отметила вторую годовщину Евромайдана" в газете "Сегодня".

Главный редактор "Украинской правды", во время Майдана - главный редактор Hubs, волонтер, один из создателей сообщества "Крым_SOS" Севгиль Мусаева рассказала о своём участии в Евромайдане.

"В первый вечер все выглядело странно: людей пришло немного, оппозиционеры смотрелись жалко, в общем, я бы никогда не подумала, что протест может перерасти во что-то серьезное", - вспоминает она.

"29 ноября мне казалось, что это последний день Майдана. Сцену убирали, было понятно, что к утру у стелы никого не останется. Мы постояли, а потом ушли греться в ближайшее заведение. Вдруг появилось сообщение о том, что "Беркут" обступает Майдан. Я сделала несколько фотографий беркутовцев, а мой парень сфотографировал меня на их фоне. Часа в 2 ночи мы ушли спать. Утром увидели видео разгона и сразу побежали в Михайловский, - расскзаывает девушка. - Уже к вечеру появились первые люди в касках, на Трехсвятительской стали строить баррикады. В воздухе ощущалось дикое напряжение".

Помимо обычной волонтерской работы ― приготовить бутерброды, разнести чай, купить медикаменты Мусаева сопровождала иностранных журналистов. "В начале декабря приехал коллега из Норвегии, походил, посмотрел, и сказал мне в ответ на вопрос, чем все закончится: "Наверное, войной". Я тогда удивилась: как можно говорить такие страшные вещи? Спустя полгода он приезжал уже на восток Украины", - рассказывает волонтер.

Вечером 10 декабря Мусаева встретилась со своим коллегой из Англии, чтобы провести экскурсию по Дому профсоюзов и познакомить с активистами. Он записал несколько интервью, начал общаться с волонтером-психологом, но вдруг какой-то мужчина в вестибюле стал кричать: "Штурм! Штурм!". "Когда мы выбежали на улицу, то увидели "Беркут", обступающий площадь со всех сторон. Их было очень много. Это до сих пор одно из самых страшных моих воспоминаний, - говорит девушка. - Казалось, нас просто снесут вместе с палатками. Журналистов на Майдане в тот момент было мало, я писала обо всем происходящем в фейсбук. Первые полчаса коллеги просили меня уйти оттуда, а через полтора часа сами приехали на площадь. Ушли мы в восемь утра. Поверить в происходящее было невозможно. В тот вечер в Киев приехала Кэтрин Эштон ― все думали, что в ее присутствии власть не решиться на штурм. Но ошибались".

"Несколько месяцев мы приходили на Майдан каждый вечер и уходили под утро. Ночью 18 февраля стало казаться, что это конец, особенно с 6 до 8 утра, когда людей было катастрофически мало. Я носила дрова с какой-то заброшенной стройки, а потом присела возле елки и не заметила, что рядом лежит респиратор в крови. Через 10 минут ко мне подбежал врач, схватил за руку, стал трясти: "С тобой все хорошо?" Подумал, что меня ранили. Я сказала, что со мной все в порядке, попросила список нужных препаратов, опубликовала его на фейсбуке ― и люди сразу стали привозить все необходимое. А совсем скоро приехали автобусы из Львова с поддержкой", - рассказывает волонтер.

Многие говорили, что Украине легко досталась ее независимость. После Майдана и событий на востоке никто не сможет этого сказать. Майдан стал расплатой за наше безразличие к своему государству в течение многих лет, считает девушка. И сейчас, как и на Майдане, все зависит только от людей. Мы, и только мы, должны отвечать за свои поступки и решения, уверена Мусаева. Об этом идет речь в статье "История Майдана от Севгиль Мусаевой" для специального проекта #remembermaidan издания "Новое время".

Каждый стоял на Майдане за своё. Мой лучший друг - за велодорожки. Какие-то мои знакомые - за смузи и капкейки (утрирую, конечно же, утрирую). У кого-то отжали бизнес и право выбора. Бесспорно, были и те, кто отстаивал шкурные интересы, - по крайней мере, такую оценку дают некоторые "схидняки" Майдану как олицетворению среднего бизнеса. Ну а я стоял за безвизовый режим с ЕС. Это был мой пунктик, выпуклость которого обусловлена поздней инициацией в мир европейского туризма.

Здесь, в армии, я встретил довольно мало майдановцев и тех, кто поддерживал революционный путь. Больше тех, кто за стабильность. Доллар по восемь - как мерило счастья. Честный бандитизм милее либерального хаоса. И для многих из них мы - те, кто стояли и "скакали", - достоялись и доскакались. Война и повесившиеся из-за счетов за газ бабушки - результат наших "банду геть!" и "Україна - це Європа!".

Вопрос безвизового режима неинтересен как отпавший рудимент. Куда важнее режим одностороннего прекращения огня. Кстати, о многих генеральских приказах мы узнаем из новостных лент. Здесь я уже мог бы спорить, выпячивать свой выпуклый пунктик, грызть и доказывать, что предмет спора - не предмет спора. Что Майдан как раз за это и стоял, что безвизовый режим многим нашим откроет глаза, подведёт к прекрасному, покажет красивое, даст понюхать ароматное. Но тоже ведь аргумент: даже на пьяцца Пополо свинья будет искать лишь жёлуди. Да и присказка про козла и огород как-то перекрывает мои чаяния. Ну какой безвизовый режим, тут солдаты на передовой живут, как в раннем Средневековье. Скоро вшей давить начнём и в платочки кровью харкать, а ты нам про красивое и ароматное чешешь.

Ну да, соглашаешься. Здесь многое теряет смысл. Особенно, если ты ещё полгода назад был столичным полухипстером, мечтавшим стать талантливым, как Рембо, и красивым, как Рэмбо. Если сейчас само слово "смузи" вызывает у тебя снисходительную ухмылку, а манерность посетителей заведения "Пердимоноколь" - сардонический смех. Ну, в крайнем случае, гомерический. Здесь твоя задача - выжить, сохранить здоровье. Потому что треть бойцов уже можно класть в госпиталь. Сырость, холод, алкоголь, нездоровая (хоть и вкусная) пища, беспрерывное пребывание в стрессе сулит веселое времяпровождение в долгих больничных очередях.

Ну да, я знаю, для того они и нужны, солдаты, чтобы терпеть невзгоды и по возможности защищать страну. И потому как-то плевать на всю эту расчудесную и, безусловно, пленительную херь, которая делает города прекрасными, а население этих городов - счастливым. Плевать, пока не поедешь в отпуск. Скажем, в столицу. Недели на две. И если в первые дни ты еще остаёшься старым солдатом, не знающим слов любви, то к концу первой недели пребывания в большом городе оттаиваешь, в душу твою прокрадывается оттепель, а в голову приходит странная мысль: а не сходить ли потрапезничать в "Пердимонокль"? Говорят, к черничным капкейкам начали добавлять корицу...

Наверное, поэтому ты здесь утопаешь в грязи, коптишься в дыму и солярке, делишь своды блиндажа с мелкими грызунами, чтобы потом с чистой совестью и в свободном от гнили государстве ехать на новеньком синем круизере прямо в Европу, пишет Артем Чех в статье "Доскакались. Каким видится Майдан-2013 из окопов Донбасса в 2015-м" в издании "Фокус".

 

Источник новости: NEWSru.ua

Лента новостей

Оставить комментарий

comments powered by Disqus