Война и мир

23.01.2014 16:32

Война и мир

Длительное силовое противостояние – это Ливан.

Виталий Портников

Длительное силовое противостояние – это Ливан.

То, что депутат-регионал Евгений Балицкий заметил на крышах киевских домов "снайперов из НАТО", завезенных в украинскую столицу "радикальным крылом оппозиции" и убивающих активистов, в самый первый момент воспринимается как проявление самой настоящей паранойи и желание свалить ответственность за смерти на Грушевского на оппозиционеров. Но в этой параноидальности есть и здоровое зерно – власть отчаянно не хочет брать ответственность за убийства на себя. Только один депутат-"отморозок", да и то областной луганский, позволил себе публично радоваться расправе в центре Киева. Больше идиотов не нашлось.

Это – как и прочие оправдания власти – говорит о том, что "регионалы" пока что не готовы быть убийцами и брать на себя ответственность за кровь. Или, точнее, что не все "регионалы" на это готовы. Пока что. С каждым новым днем перешедшего в кровавую фазу противостояния количество людей, у которых выбора уже не окажется, будет возрастать. И тогда власть перестанет обвинять в расстрелах "снайперов НАТО" и начнет говорить о героях-"беркутовцах", расправляющихся с террористами. А там и настоящие террористы подтянутся, как это было в России, чьи спецслужбы в начале кавказского конфликта считали, что имеют дело с "регулируемым" террором, помогающим установить авторитарный режим в стране, а спустя несколько лет оказались один на один с грозным и практически непобедимым врагом.

Мы должны понимать, что эффективно только длительное мирное сопротивление, которое рано или поздно подтачивает силы авторитаризма. Длительное силовое противостояние – это Ливан. Вот почему продолжающаяся позиционная конфронтация в центре Киева на самом деле не принесет пользы ни власти, в среде которой есть "ястребы", надеющиеся, что война на Грушевского станет поводом для уничтожения Майдана, ни сторонникам перемен, утрачивающим шанс для нормального цивилизованного демонтажа элементов диктатуры и авторитаризма. Вот почему именно сегодня – как бы это ни парадоксально звучало в ситуации, сложившейся в Киеве – актуальность немедленных договоренностей высока как никогда.

С этими договоренностями можно было ждать, пока просто стоял Майдан. Власть могла надеяться, что он "выморозится", разойдется и исчезнет. В оппозиции также было и есть немало людей, не понимающих о чем можно договариваться с Януковичем, который "кинет" в любом случае. И я даже не собираюсь полемизировать с этим утверждением.

Я просто хочу заметить, что сейчас мы говорим не о Януковиче и не о Майдане. А о войне. И война – это уже не фигура речи, а реальность. На Грушевского власть может победить, даже Майдан она может разогнать – но нестабильность никуда не денется, она переместится из Киева в регионы и никакими драконовскими мерами ее не сдержать – да, честно говоря, у власти и нет достаточно сил, чтобы контролировать бунтующий запад страны, раз даже центр Киева она не может удержать. Но, с другой стороны, если власть просто свергнуть в Киеве и она переместится в Харьков или Донецк – то нет никаких гарантий, что нестабильность не видоизменится, что мы не получим гигантское Приднестровье на востоке, да еще и с формально легитимной властью и силовыми структурами, поддерживаемыми Россией. Если кто-то считает, что на контролируемой новым руководством страны мы станем жить спокойно, он глубоко заблуждается.

Поэтому договоренности о прекращении силового противостояния, отказе от диктатуры и принципах возвращения Украины к цивилизовнной демократической модели управления – это уже не вопрос удовлетворения чьего-либо самолюбия и амбиций и даже не вопрос геополитического выбора страны. Это не вопрос президентских выборов или Таможенного союза. И это уж точно не вопрос лидера, которого могли бы выбрать сторонники перемен или вождя, которого продолжают поддерживать на востоке. Это вопрос того, сохранится ли Украина как целостный организм и будет ли она мирной.

Лента новостей

Оставить комментарий

comments powered by Disqus